Знамя труда

Заместитель военного комиссара Альметьевска Нафис Гизатуллин: «В мирное время мы работаем на войну»

В этом году наша страна празднует несколько юбилейных дат – 100-летие Вооруженных Сил, 100-летие со дня создания военных комиссариатов. Наш разговор с заместителем военного комиссара Альметьевска подп...

В этом году наша страна празднует несколько юбилейных дат – 100-летие Вооруженных Сил, 100-летие со дня создания военных комиссариатов. Наш разговор с заместителем военного комиссара Альметьевска подполковником Нафисом Галеевичем Гизатуллиным как раз о службе военной и буднях военных комиссариатов.



За службу сменил десять квартир


– Служил в ракетных войсках стратегического назначения, за границей не служил, в боях не участвовал, – скромно представляет себя Нафис Галеевич. – А вот в пусках ракет участвовал. Мы делали учебные пуски – из Читинской области на Чукотку.


– Это в какие годы было?


– В 1974 году. Тогда шло перевооружение – одни ракеты снимали с вооружения и часть их отстреливали как учебные. В системе военкоматов я служил очень долго – с 1975 года до декабря 1993 года. Ушел в запас, а в 2009 году вернулся в свой же кабинет на свое же место.


– Нафис Галеевич, какое время службы было самым сложным для вас?


– Само слово «служба» предполагает, что трудности в ней есть. Во-первых, это частые переезды. Я за службу сменил десять квартир. Причем квартиры были самые разные: пришлось жену учить и печку топить, и самому вспомнить, как дрова пилятся и колются.


– А где была первая ваша квартира?


– Самая первая – в 80 километрах от Читы. Природа в Забайкалье интересная: необычна она тем, что солнечных дней там больше чем в Сочи, но морозов хватает – земля трескается. Снега мало – в некоторые зимы мы даже нормы по лыжам у солдат не могли принять.


Условия для жизни были очень хорошие в ракетных войсках. Это были обособленные городки с хорошим по тем временам продуктовым и промтоварным обеспечением. Но бывало так, если что-то привезли – все в магазинах есть. Если это съели, а другое не подвезли – ничего нет. В один год не было картошки. Ладно, нас, офицеров, кормили в столовой, а семьи ездили в Читу за ней. Да и там она не всегда была. Однажды с женой поехали в город, давай, говорю ей, в ресторан зайдем, картошки поедим. Нету и в ресторане картошки! Пошли на рынок. Бабушка сидит, всю картошку распродала, мешки собирает, рядом две-три картофелины валяются. Продай, говорю бабке, картошку, супруга беременная, очень ее хочет. Купили эти три картошины, жена одна их тихонечко и съела…


– А с какой должности вы начали службу?


– Я был инженером группы обслуживания приборов ракет и наземного оборудования. Ответственность серьезная, коллективная: не дай бог, если ракета не уйдет!


После Читы я попал в систему военкоматов Татарстана. Вообще я мог уволиться после двухгодичной службы – я окончил Казанский авиационный институт, где прошел обучение на военной кафедре, и был призван на срочную службу. Обстановка была такая и мы были воспитаны так, что у нас практически весь выпуск после учебы сразу ушел служить на два года. Часть из нас осталась дальше служить – офицеров не хватало, особенно на младших должностях. А отношение к военным было хорошее. Так что мы с супругой подумали-подумали и снова призвались. В период службы в 1978 году экстерном окончил Бакинское высшее военное командное училище. Я «собрал» немало городов – Мензелинск, Нурлат, Буинск, Бавлы, Альметьевск.


– А с чем были связаны переезды?


– Если уж ты надел погоны, то надо расти. Но не всегда бывает следующая должность в этом же месте. Так что переезды с этим связаны. В Мензелинске я был помощником военкома по призыву в звании старшего лейтенанта. В Нурлат меня замом перевели на капитанскую должность, в Буинск – на майорскую должность, а уж оттуда военкомом в Бавлы. Военкомом я там был с 1983 по 1989 год.


Перед пенсией захотелось в город перебраться – в военкомате Альметьевска я служил заместителем военного комиссара.


– И как Альметьевск? Понравился?


– В те годы – нет. Альметьевск стал таким красивым и чистым не так давно, раньше он был грязным, пыльным, особенно он таким казался после Бавлов, где весной улицы даже мыли.



«А вы зачем на службу ходите? Призыв-то закончился…»


– Нафис Галеевич, расскажите об особенностях работы в военном комиссариате. Нам ведь только внешняя сторона видна, да и то не вся…


– Вам видна верхняя, видимая часть айсберга – это призыв. Одна знакомая меня как-то вполне серьезно спросила: «Нафис Галеевич, а вы зачем на службу ходите? Призыв-то закончился…». На самом деле у военного комиссариата много задач. Он осуществляет учет всех граждан с 17 до 50 лет – призывников, отслуживших и не отслуживших мужчин до 50 лет. С призывником много хлопот – ему же в армию надо идти. А чтобы отправить человека в армию, ведется большая подготовительная работа – создается целое личное дело, в котором указывается состояние здоровья, умственное развитие, психологическое состояние. А вот когда он отслужил, на него заводится учетная карточка – там основные сведения. Из-за того, что сейчас ребята служат один год, большой упор делается на подготовку допризывную. В Альметьевске мы ведем подготовку по военно-учетной специальности «водитель». За обучение платит Министерство обороны, но юноша год отслужил, а права у него на всю жизнь. Он может работать на предприятии, и в этом плане военкомат экономике страны помогает. Это немаловажный фактор.


Кроме этого, ведем учет граждан до 50 лет, раздельно офицеров и солдат, сержантов. Почему раздельный? Потому что офицеры – это командиры, и если случится военный конфликт, они будут командовать людьми. На учет попадают все, кто отслужил офицерами, кто получил воинское звание в период обучения на военных кафедрах гражданских вузов, некоторым, даже не служившим, но имеющим высшее образование, присваивают звание по аттестации. То есть это целое отделение планирования, подготовки и учета мобилизационных ресурсов.


Но учет ради учета никому не нужен. Он нужен для того, чтобы этого человека знали, готовили и при необходимости могли поставить в строй. Если все предприятия и заводы Альметьевска работают на мир, мы работаем на войну.


– У меня есть вопрос по учету. В педагогическом институте мы учились на медсестер и нам выдавали военные билеты. До какого возраста женщины «в строю»?


– До сорока лет. Есть перечень профессий, установленный правительством, по которому женщины ставятся на воинский учет. Снятие с учета происходит автоматически – мы даже не вызываем вас в военкомат, а билет остается навечно. Мы ставим на первичный воинский учет порядка одной тысячи человек каждый год. Ведем работу по бронированию. Чтобы на период мобилизации предприятия и заводы не остановились враз, есть перечень людей определенных специальностей, которые не подлежат мобилизации. Им выдается удостоверение о предоставлении отсрочки от призыва по мобилизации. У всех таких предприятий есть мобилизационное задание, то есть в мирное время они готовы по особому указанию перейти на выпуск военной продукции.


Военный комиссариат осуществляет учет и всех транспортных средств независимо от формы собственности предприятия. Это нужно для того, чтобы восполнить или даже развернуть войсковые части.


– То есть пока мы спим, служба идет!


– Да! Мы учитываем всех ветеранов боевых действий, начиная с участников Великой Отечественной войны и завершая участниками военных действий в Сирии. В прошлом году провели огромную работу – оцифровали все имеющиеся данные о ветеранах войны. К сожалению, документы стареют, тем более, что в годы войны и послевоенные годы писали порой на клочках бумаги. Эта работа и сегодня идет, и здесь мы сотрудничаем с Советом ветеранов района. Сейчас многие люди интересуются своими корнями, дети и внуки ищут своих родственников. Поисковики находят останки – в прошлом году мы привезли и перезахоронили останки двух наших земляков.


В районе около 80 ветеранов Великой Отечественной войны, 472 ветерана боевых действий в Республике Афганистан и 801 участник контртеррористических операций на Северном Кавказе. Здесь и участники ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, потому что почти все они уходили через военкоматы, участники подразделений особого риска и ликвидаторы на производственном объединении «Маяк».



Чем еще занимаемся? Вручаем гражданам государственные награды. Поисковая работа продолжается, и в этом году 22 февраля удостоверения к наградам вручат дочери погибшего на войне Савелия Епифановича Антикова.


– Нафис Галеевич, чем вам интересна ваша работа?


– Если бы мне было неинтересно, я бы в 70 лет не работал. Вообще в военкомате служат и трудятся фанатики – чтобы работать здесь с душой, это дело надо полюбить. Работы много, и она живая!.. Нынешнего военного комиссара Бугульмы Рафаэля Шамилевича Миннетдинова я в свое время, будучи сам военным комиссаром, отправлял в военное училище. Он считает, что у каждого мужчины должен быть свой военком. «Вы – мой военком!» – говорит он мне. Таких людей, которые благодаря моему напутствию стали военными, несколько. Это приятно! Хотя особой мечты стать военным у меня не было. Я хотел строить ракеты.


– И еще один вопрос – про тыл.


– Тыл был и остается надежным. Супруга Светлана Анподистовна ездила со мной по городам и весям, стойко перенося все тяготы и трудности службы. 46 лет мы вместе. Кстати, отец у супруги был военным, он офицер, участник Великой Отечественной войны. Она окончила Казанский химико-технологический институт, ее специальность «пороха и взрывчатые вещества». Но трудиться пришлось далеко не по специальности. У нас две дочери, три внучки, один внук. Старшая дочь Карина работает в УБР, младшая Гульнара – кандидат юридических наук, адвокат, доцент Российской академии правосудия.


…Порой говорят: если бы прожить жизнь заново, то я бы прожил ее точно так же. Я бы тоже свою жизнь повторил.


Лилия СЕДЕЛЬНИКОВА
Фото автора и из архива Нафиса Гизатуллина

Реклама

Новости Альметьевск. 

Частичное или полное воспроизведение материалов сайта zt116.ru возможно только при наличии гиперссылки.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: