По лесу он ходит, как по своей улице…

Мастер леса Поташно-полянского лесничества Ирек Сауфанович Гибадуллин знает, за каким поворотом встретится дуб, где доживает считанные дни пораженная водянкой береза и кто вытаптывает тропы в чащобе.  

По лесу он ходит, как по своей улице…

Встретились мы с Иреком Гибадуллиным по актуальной сезонной проблеме – лесным пожарам. Пожароопасный период для леса начинается, когда земляной покров освобождается от снега. В этот, по сути, недолгий для нашей широты период, могут даже ввести запрет на посещение леса. Потому что у некоторых людей, несмотря на все предупреждения, объявления, возникает искушение (раз уж вокруг такая красота) разжечь костер. Всем хочется погулять по лесу, подышать свежим воздухом, да еще запечь картошку в угольках… Но не все осознают, что случайно можно запечь еще и пол леса вместе со всеми его обитателями.

Высокую опасность представляет пожар в сосняке, лиственный же лес более устойчив к огню. В качестве преграды стихии хранители леса роют минерализованные полосы. Они очищены от травы и выполняют огнеупорную функцию. Пожар должен будет остановиться, встретившись с такой полосой. Однако есть условия, при которых эта мера бессильна. Устойчивый верховой огонь, когда стволы горят в высоту – это самое страшное. Будучи в Кировской области Ирек Сауфанович участвовал в тушении верхового пожара. «Уровень огня достигал 50 метров, невозможно было подойти, сам горишь, когда тушить. С лопатой, да с ранцевым опрыскивателем что сделаешь?» Есть еще менее опасный низовой огонь – он выжигает сухую траву и гаснет, оставляя лес живым.

По лесу он ходит, как по своей улице…

– Вот начинаются леса, закрепленные за мной, – мы едем по проспекту Строителей и Ирек Сауфанович проводит рукой по экрану лобового стекла. На горизонте видны горные хребты, покрытые зелеными куртинами. – Этот участок (171 квартал за Нолинкой и Петровкой) самый пожароопасный – там сосняки, а на склонах отдыхают много людей.

Сворачиваем на улицу Бигаш. Недавно здесь на придорожной лесополосе случилось возгорание, но благодаря быстрой реакции пожарных и лесников его удалось потушить. «Но разве это лес?» – спрашиваю я, глядя на узкую посадку вдоль выезда из города. Мой собеседник говорит: «Одно дерево стоит – лесная растительность, три – уже лес. Я представляю государственную структуру и могу выписать протокол и за порчу этого клена тоже». Хотя клены, американские, Ирек Сауфанович ругает. Не может спокойно пройти, не высказав возмущений: «Это же настоящая зараза, сорняк!». И через 20 лет, обещает он, сейчас пустая территория заброшенных садов превратится в кленовые джунгли. «Запомни мои слова, запиши где-нибудь», – наказывает лесник.

По лесу он ходит, как по своей улице…

Часть лесов в Татарстане искусственные – посажена руками человека. Сегодняшнее зеленое богатство – это результат работы ветеранов лесного хозяйства. Лесники заботились и о разнообразии альметьевских угодий, поэтому сегодня Ирек Сауфанович так спешит показать мне кедры. Он уверен, что местные жители недооценивают свой лес, считая его скудным. Но если знать пути, можно отыскать и дикие места, куда редко ступает нога человека.

И вот они, кедры. Непросто им живется здесь, ведь они предпочитают более прохладные условия. Однако растут и дают плоды. На мужских деревьях молодые шишечки красного цвета, на женских – розового. Инженер Расих Фатхутдинов, который выехал вместе с нами, чтобы сделать техническую приемку новых посадок, подбирает с земли прошлогоднюю шишку, уже поеденную насекомыми, подгнившую. Оказывается, и у нас можно кедровые орешки поесть. Кедровые иголки длиннее сосновых, и растут по пять штук, а не по две. «Только никому не рассказывайте об этом месте, – просит меня Ирек Сауфанович. – Будут люди ходить, кто-то костер разведет». За своих подопечных лесник переживает и смотрит на меня настороженно – ведь расскажет.

По лесу он ходит, как по своей улице…

Среди елок-иголок и травы находим виниловую пластинку Давида Тухманова. Мусор – беда леса. И кому в голову приходит здесь сорить и даже приносить сюда бытовые отходы? Однажды Ирек Сауфанович заметил женщину с мусорным пакетом. Она ходила меж деревьев, рядом стояли ее ребенок и муж. Лесник сфотографировал их и подошел. Женщина смутилась и даже расстроилась, что про нее подумали, как о нарушительнице. Ведь она не выбрасывала, а собирала мусор. Мастеру леса оставалось только поблагодарить неравнодушную гражданку. Но больше обратных ситуаций. Сейчас, например, Ирек Гибадуллин пытается вычислить фермера, выбрасывающего мешки с гусиными перьями в лесу.

– Это годовой прирост, это наш урожай в прошлом году, а это в позапрошлом, – лесник показывает, как по веткам и стволу можно вычислить возраст сосны и при этом смеется. – Зря я тебе все показываю, подсидишь меня… У нас 16 тысяч гектаров леса в Поташно-полянском лесничестве, у на моем участке около 7 тысяч гектаров. В среднем четыре куба леса на гектар прирастает… Гляди, – гнездо, птичка вылетела. Испугалась моей речи. Хотя я не говорил, что в колхоз запишем…

По лесу он ходит, как по своей улице…

Месяц назад на его участке высадили 2,1 гектара ясеня, елей. Рассада прижилась. Крепкие короткие стволы с узкими листьями подрагивают на ветру. Всего в этом году появятся 16,3 гектара новых насаждений. Деревья растут закрытой корневой системой, как в мешочке, и кто-то этим уже воспользовался. «Видите ямку, там свистнули елочку, – сообщает Ирек Сауфанович. – А здесь яблоня растет… Вы будете лесоводом после моих рассказов и сможете спокойно лесником устроиться». Что же, так просто? «Ну, должно быть образование. Для мастера леса – среднее специальное. Обучают бесплатно в Лубянском лесотехническом колледже Кукморского района».

Года четыре уже не было урожая желудей. Мы останавливаемся недалеко от «Юности», чтобы посмотреть на взрослый дуб. Ничего. Некоторые его листочки, прихваченные холодом, отливают красным. В овраге цветет вишня. Не краснокнижная, уточняет лесник. Но собирать у проезжей части не рекомендует – опасно для здоровья.

Напоминанием о 2010-м годе стоят голые березы. После засухи их захватила бактериальная водянка, которая перекинулась на выжившие деревья. Они еще дают листья, но уже обречены. По белым стволам расползаются коричневые пятна болезни и серые грибы. Споры водянки попадают внутрь через открытые ранки. Любители березового сока часто не закупоривают дырочки, ломая иммунную систему дерева. «Гляди, здесь человек порядочный был, замазал отверстие, а этот человек не совсем хороший, попользовался и ушел», – рассказывает Ирек Сауфанович историю общения одной с березы людьми.

– Береза считается породой пионером, она первой лес осваивает. За ней идут липа, через 150-200 лет – дуб, – продолжает лесник. – Это называется сменой породы. Потом наверняка береза снова придет. Этот кругооборот не остановить. Природа нас не слушает, живет по своим правилам. Не надо бояться, что береза умирает, лет через десять здесь появится хороший молодой липовый лес.

По лесу он ходит, как по своей улице…

С 1 января 2019 года россиянам разрешат собирать валежник. Ирек Сауфанович относится к этой новости двояко. С одной стороны, мертвый лес кислорода не дает, а наоборот, потребляет его. К тому же такая чистка даст простор молодежи. С другой стороны, пускать в лес кого попало ему не хочется. Убирая валежник, кто-то сломает, например, этот дубок. Сколько ему? Три года? Легко по невнимательности задеть, да загубить подростка. Уже спрашивают у мастера леса, много ли сухостоя. Он терпеливо объясняет, что слова «сухостой» в законе нет. Речь идет о валежнике, он лежит.  «Не умеют даже расшифровать закон», – обижается Ирек Гибадуллин.

Разговор заходит о лосе, который недавно истоптал огород у одного из жителей Альметьевска. Страшно, задаю вопрос, встретить вот так на лесной тропе зверя? «Неправильно ты говоришь, – отвечает Ирек абый. – Ты в лесу бойся не лося, змеи и волка. Мышь бойся и клеща. Мышь – это лихорадка, клещ – энцефалит, а лось он убежит, даже теленка оставит. Медведь – да. В это время у них как раз гон бывает. Он будет защищать своих медвежат, кабан – поросят». К слову об опасностях, заблудиться в наших лесах практически невозможно. Всякая тропа куда-нибудь да выведет, главное кругами не ходить.

– Чувствуешь, какой запах? Не говори никому, где самый чистый воздух, – подмигивает Ирек Сауфанович.

Мы гуляем по лесу около лагеря «Юность». Здесь на самом деле чисто – нет мусора, и тихо. Мне показывают кусты маньчжурского ореха, облепихи, розы собачьей (шиповника), спиреи. Обильно цветет рябина, мой экскурсовод говорит, – к морозам. Сухая береза возвышается над этим многообразием. Ее словно охаживал маленький плотник. Дыры – результат работы дятла.

По лесу он ходит, как по своей улице…

С животными Ирек абый так же, как и с лесом – на «ты». Он бывалый охотник, даже волчат брал из логова, занимается бортничеством. Хотя на работе он только за растительность отвечает, животный мир находится в ведении охотоведа. Правда наблюдательность его не оставляет равнодушным. «Все говорят, животный мир надо защищать. А кто будет регулировать его численность? – спрашивает лесовод. – Кошки, собаки – это очень серьезная проблема. Бездомная собака в лес пойдет, она знаешь сколько зверей погубит. Лосей развести – и они набедокурят».

В прошлом году Ирек Сауфанович нашел в лесу два трюфеля – эти грибы считаются деликатесными. Когда появляется возможность он выходит с женой по грибы и ягоды. В один год сполна набрали вишню и малину. «А как же? Дарами леса надо пользоваться всем, – замечает он. – Собирать ягоды и грибы можно везде, а веники и хвойные лапы – только на лесосеках». Маслят в прошлом году лесник мало собрал. В этом году таких грибов, как сморчки или строчки, не встречал. Разбирается он и в полезных свойствах трав. Полынь, цикорий, розовый осот, козлятник – срывает травинку, растирает пальцами, нюхает. Некоторые из них дадут пищу его пчелам…

По лесу он ходит, как по своей улице…

Кстати, о еде. Прогулка по лесу завершилась, мы доехали до города и распрощались. И только захлопнув дверь «УАЗа» я поняла, как проголодалась за эти несколько часов – нагуляла хороший аппетит на свежем воздухе, как в детстве.

Дина НУРГАЛЕЕВА

Фото автора

 

 

 

Поделитесь с друзьями

Другие новости

0 Комментариев

Оставить Комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет виден участникам.

Контакты

Сетевое издание "Знамя труда. Альметьевск" зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (РОСКОМНАДЗОР)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 69878 от 29.05.2017 г.

Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям «ТАТМЕДИА». Учредитель СМИ: АО «ТАТМЕДИА»

Адрес редакции: 423450 Татарстан, г. Альметьевск, ул. Марджани, 82.

Телефон редакции: 8 (8553) 32-59-76

E-mail: zt200772@mail.ru

Главный редактор сетевого издания: Гараев Рустем Илшатович

Режим работы: понедельник-пятница, с 8.00 до 17.00 Выходные: суббота, воскресенье

Частичное или полное воспроизведение материалов сетевого издания возможно только при наличии гиперссылки.

16+

Яндекс.Метрика

Региональная газета "Знамя Труда" © 2017.
При размещении материалов ссылка на сайт обязательна.