Земляк-писатель из Санкт-Петербурга

О писателе Александре Александрове-Каськинском, который живет в Санкт-Петербурге и пишет о своей малой родине и земляках, нам рассказала поэтесса Тамара Бочина. К ней случайно попала книга «Волки» Александра Александрова-Каськинского, выпущенная издательством Политехнического университета Санкт-Петербурга в этом году.

О себе писатель повествует так: «Я родился в Татарстане, в большой крестьянской семье, в деревне Каськи. После окончания семи классов работал пастухом. Сдав экстерном экзамены за десять классов, поступил в Саратовский политехнический институт. Получив диплом, долгое время работал на севере Тюменской области, в крупном проектном институте. Сначала старшим инженером, а затем главным инженером проектов. В настоящее время пенсионер и проживаю в Санкт-Петербурге. Начал писать примерно с 2000 года, выпустил три книги».

Вниманию читателей мы предлагаем один из рассказов нашего земляка-писателя.

Рэкетир

(публикуется в сокращении)

– Ты только глянь, что они делают!

– Кто они? – спросил Марат, глядя на взволнованную жену, стоявшую возле окна на кухне. Он подошел и посмотрел туда, куда указывала Лида.

– Видишь, на березе вороны гнездо вьют!

– Ну и что из того, пусть себе вьют, на то и весна – пришло время обустраиваться, – равнодушно ответил Марат, удаляясь от окна в глубь квартиры.

– Как это пусть! – возмутилась она равнодушию мужа. – Стоит ветру посильнее подуть, как их сооружение окажется на земле. Они что – совсем не соображают?!

– Что ж, иди и подскажи, чтобы не строили, – улыбнулся Марат, считая ее возмущение несерьезным.

– И подсказала бы, если б только знала, как это сделать. Может, что-то посоветуешь? Это же мартышкин труд – только время понапрасну ухлопают!

– Тебя они не спросили, где, когда и на какой березе им сооружать гнезда, – буркнул муж, недовольный настойчивостью жены. – На дворе весна, вот птицы и спешат обзавестись потомством, чем, собственно, и занимаются, а вмешиваться в их дела по крайней мере глупо, как-нибудь они и без нас разберутся.

– Ну какая же весна, если ночью синоптики обещали снег и усиление ветра?

– Значит, вороны сегодня не слушали радио, – отшутился Марат, – а если серьезно, то не мешало бы и людям у птиц поучиться трудолюбию, тогда, может, и пьянства в стране стало поменьше.

– Тебе все шуточки, а гнездо держится на честном слове.

– Не на честном, а на двух крепких веточках, – ответил Марат, продолжая успокаивать жену.

— Ладно, я вижу, с тобою разговаривать бесполезно.

— Почему же бесполезно? Я, между прочим, полностью разделяю твою обеспокоенность. Только в толк никак не возьму: чего от меня-то ты хочешь? Чтобы я сейчас полез на березу и перенес гнездо на другое место или предупредил ворон о надвигающейся непогоде?

Боюсь, что они мои действия и советы не одобрят. После нашего с тобой вмешательства птицы вообще покинут облюбованную ими березу, а уж тем более не будут устраивать на этом дереве гнезд. В случае же усиления ветра гнездо как парусник на крутых волнах будет раскачиваться, а к таким условиям существования птицы привыкшие. Так что, дорогая, зря беспокоишься! Хотя полностью исключать вариант, что гнездо не окажется на земле — нельзя. Это уже говорю тебе «по секрету» как инженер. Вороны при сооружении гнезда не учли снеговую нагрузку, а это опасно! Если ночью выпадет снег и усилится ветер, гнездо с веточек может соскользнуть, и тогда действительно их труд будет напрасным.

– А я тебе о чем толкую?! – всплеснув руками, радостно произнесла Лида, видя, что муж наконец по-настоящему разделил ее опасения.

– Но что бы ни произошло, – продолжал Марат, убеждая жену, – не стоит забывать золотое правило: птицы сами сделали выбор, и каков бы ни был результат, их решение мы, люди, должны уважать, даже если оно будет ошибочное.

***

К вечеру температура в Петербурге упала до нулевой отметки. Ветер, усиливаясь, неистово вращал пропеллер самолета, стоящего на пьедестале Комендантского проспекта, и казалось, что он вот-вот сорвется с места и устремится в ночное небо. Гнездо, словно маленькую лодчонку в штормовую погоду, резко швыряло из стороны в сторону.

Небо над городом заволокло тучами. В стылом пространстве, в месиве бродячих облаков, словно призрак, скитаясь по небосводу, то появлялся, то исчезал болезненный лик месяца. Сверху начинали падать редкие снежинки. Тревожная ветреная ночь хозяйничала на улицах большого города. Но в доме было тепло и уютно.

На окнах, прижавшись ближе к батареям, мирно дремали занавески. Ночь, укутав хозяев тишиной и покоем, до утра отодвинула все дневные заботы, предоставив им время для отдыха.

Часы показывали шесть утра, когда Лида проснулась и подошла к окну. Раздвигая занавес, она бросила взгляд на березу и, не увидев гнезда, застыла на месте. остатки сна мгновенно улетучились.

На улице шел мокрый снег. Ветви, как бы извиняясь перед проснувшейся хозяйкой, что не смогли за ночь уберечь гнездовье, под тяжестью снега провисли вниз. Она быстро подошла к постели и разбудила мужа.

– Ну, чего на этот раз стряслось? – недовольно буркнул Марат, увидев стоявшую у кровати жену.

– Ветром гнездо сдуло, – произнесла Лида, вытирая слезы.

– А я здесь причем? Стоило в выходной день из-за такого пустяка рано меня будить, поспать не даешь! Сдуло – еще построят, только прошу тебя, не расстраивайся! – и, повернувшись на другой бок, Марат с головой укутался одеялом.

***

После непродолжительных холодов наконец наступили теплые дни. В город пришла весна. Природа быстро начала пробуждаться от зимней спячки. В сутолоке дней о гнезде как-то забыли.

Чета Абзаловых жила на седьмом этаже многоэтажного дома. Прошла примерно неделя, и как-то однажды открывая окно, Лида ненароком бросила взгляд на ту самую березу, что стояла недалеко от их дома, и ахнула! Две вороны, видимо он и она, спешно сооружали новое гнездо, аккуратно укладывая веточки в основание трех прочных ответвлений, расположенных чуть ниже первоначального варианта, теперь уже крепко прижимая гнездо к стволу дерева.

«Наконец-то сообразили!» – мысленно похвалила она птиц и радостно воскликнула:

– Ничего, на ошибках учатся!

Решив взять шефство над новым семейством, после обеда Лида отправилась в магазин за биноклем. Марат хотя и одобрил решение жены по поводу шефства, но при этом не преминул напомнить:

– Следить за их любовной идиллией, вообще-то, нехорошо – это все равно, что подглядывать в замочную скважину.

И тем не менее, приходя каждый раз с работы, он спрашивал:

– Как там наши соседи?

Зная, о ком идет речь, жена докладывала:

– Уже второй день ворона из гнезда не вылетает, наверное, птенцов высиживает, а ворон периодически приносит ей пищу.

– Значит, семья построена на крепком любовном фундаменте, – сделал заключение Марат после чего, не вытерпев, взял в руки бинокль и посмотрел туда, где мирно сидела ворона, дожидаясь появления птенцов.

Погода установилась отличная, деревья, налитые весенним соком, давно уже оделись листвой. Казалось, все опасения остались позади. Но однажды появились непредвиденные обстоятельства, которые заставили Лиду вновь поволноваться.

Откуда появился кот, она не заметила. Не спеша, он подошёл к березе, поднял голову вверх, видимо определяя на глазок расстояние от земли до гнезда, и, обойдя березу вокруг, снова посмотрел вверх.

«Надо ж, кот-то ученый», – подумала она, вспомнив отрывок из поэмы Пушкина «Руслан и Людмила». Но когда кот опробовал передними лапками кору дерева и начал взбираться вверх, Лида закричала:

– Ах ты, зверюга, рэкетир проклятый! Это куда ж ты навострил свои когти!

А между тем кот сделал несколько шагов по вертикали, приостановился, решив, видимо, подумать – нужно ли лезть дальше или, может быть, вернуться.

Но после остановки уверенно начал взбираться вверх, осторожно, по-звериному переставляя свои кошачьи лапки.

– Куда ж ты, негодник, лезешь-то! Неужто дома тебя не кормят?!

Между тем Рэкетир (так назвала она кота) упорно приближался к своей цели и, словно почувствовав, что за ним наблюдают со стороны, снова остановился. Приоткрыв рот, видимо мяукнул, и сердито посмотрев в сторону окна, как бы обращаясь к хозяйке квартиры, сказал: «Ну что ты за мной следишь! Тебе заняться больше нечем?!»

– Ты еще вздумал указывать, чем мне заниматься! Воришка, плут негодный! – глядя в бинокль и разгадав мысли Рэкетира, на полном серьезе ругала Лида кота. – Сейчас милицию вызову, найдем на тебя управу!

Но кот, не слыша ее ругани, сверкнув агатовыми глазами, продолжал лезть вверх. Хотя трудно было определить, какого на самом деле цвета были у него глаза, потому что в зависимости от положения тела по отношению к падающим на него солнечным лучам порою его глаза светились рысьей желтизной, и от крадущегося передвижения он в этот момент казался хищным зверем.

Когда же Рэкетир преодолел больше половины пути, Лида свой гнев обрушила на ворона:

– Где же тебя черти носят?! Поди, приземлился у какой-нибудь вертихвостки!

И, видимо услышав в свой адрес незаслуженное обвинение, неожиданно прилетел ворон.

– Явился – не запылился! – ругаясь и в то же время радуясь, произнесла хозяйка квартиры.

Увидев, что его потомству грозит опасность, ворон, не раздумывая, с ходу спикировал на кота! Тревога, видимо, передалась и вороне. Теперь они поочередно стали долбить Рэкетира, не забывая про гнездо, где лежали яйца.

Рэкетир, несмотря на атаки защитников будущего потомства, упорно лез вверх. Когда же до гнезда оставалось метра два, ворон уселся на спину коту и с отчаянием начал долбить его острым клювом.

Рэкетиру, видимо, стало больно и, ударив хвостом ворона, он остановился, а тот, слетев со спины воришки, уселся на соседнюю ветку и уставился на кота. Кот замер. Молчаливое противостояние продолжалось несколько минут. И Рэкетир сдался. Получив взбучку, кот подбираться к гнезду больше не рискнул. Он еще раз зло глянул на своего противника и, отвернувшись от него, стал сползать вниз.

Больше к березе Рэкетир не приближался, а спустя несколько дней, обласканные весенним теплом, в гнезде появились птенцы.

Хозяйка с сознанием выполненного долга удалилась от окна, чтобы убрать бинокль до следующей весны.

2007 год

Поделитесь с друзьями

Другие новости

0 Комментариев

Оставить Комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет виден участникам.

Контакты

Филиал АО «Татмедиа»- редакция газеты «Знамя труда».

Адрес редакции: Татарстан, г. Альметьевск, ул. Марджани, 82.

Телефон редакции: 8 (8553) 32-59-76

Режим работы:

понедельник-пятница, с 8.00 до 17.00

Выходные: суббота, воскресенье

e-mail: zt200772@mail.ru

325981@mail.ru

Яндекс.Метрика

Региональная газета "Знамя Труда" © 2017.
При размещении материалов ссылка на сайт обязательна.