Психолог о «группах смерти»: «Огромное заблуждение родителей — если спрошу, подтолкну»

Психолог о «группах смерти»: «Огромное заблуждение родителей — если спрошу, подтолкну»

Фото: vzrosleem-vmeste.ru

«Реальное время» продолжает серию публикаций, посвященных вновь вспыхнувшим дискуссиям о так называемых «группах смерти». На сей раз свое мнение относительно этого спорного явления высказала столичный психолог Дарья Рязанова. Гештальт-терапевт рассказала о том, почему подобные «игры» завлекают подростков, стоит ли обсуждать с ребенком тему суицида и по каким причинам в России увеличивается число подростковых самоубийств.

«Группы смерти» — не более чем городская легенда?

Шумиха вокруг так называемых «групп смерти» поднялась после публикации журналистского расследования Галины Мурсалиевой в «Новой Газете». Автор текста утверждает, что крупнейшая российская социальная сеть «ВКонтакте» изобилует группами, подталкивающими детей к суициду, причем за этим явлением якобы стоят взрослые люди, которых Мурсалиева называет «профессионалами».

Отметим, что публикация вызвала мощный резонанс: сразу после ее выхода Роскомнадзор, а также ряд российских чиновников потребовали провести проверку изложенных фактов и принять соответствующие меры. Вместе с тем выход расследования о «группах смерти» вызвал шквал критики и обвинений в адрес «Новой» — издание упрекали в предвзятости и искажении фактов. Некоторые и вовсе углядели в этой ситуации возможность для дополнительного ужесточения интернет-цензуры в России.

Довольно скептически к этому расследованию отнеслась и экс-комиссар движения «Наши» Кристина Потупчик, которая в своей авторской колонке, написанной для «Реального времени», заявила о том, что «группы смерти», «синие киты» и прочее — не более, чем городская легенда, а принятие ее всерьез может понести за собой катастрофические последствия. Вместе с тем Потупчик резко отреагировала на своей странице в «Фейсбуке» на пост создателя проекта TheQuestion Тони Самсоновой, в котором она сообщала следующее: «На все переходы на сайт из поиска по ключевым словам «синий кит» теперь стоит страница, на которой указаны номера телефонов людей, которым можно позвонить и поговорить в трудной ситуации».

Как оказалось, сайт проекта TheQuestion в последние месяцы периодически подвергался «атакам» пользователей, пытающихся выяснить с помощью этого сервиса, что такое «группы смерти», «синие киты» и где их можно найти. В результате создатели проекта решили перенаправлять всех любопытствующих на специально созданную для них страницу. Забегая вперед скажем, что основатель TheQuestion Тоня Самсонова также выскажется по данной теме.

«Я не уверена, что этим действием руководят взрослые»

«Реальное время» побеседовало с гештальт-терапевтом, руководителем проекта детских и подростковых тренингов «Взрослеем вместе» Дарьей Рязановой, которая рассказала о том, почему подобные «игры» завлекают подростков, стоит ли обсуждать с ребенком тему суицида и по каким причинам в России увеличивается число подростковых самоубийств.

— Дарья, скажите, знакомы ли вы с «группами смерти» и как вы относитесь к этому явлению? Вы верите в заговор «синих китов»?

— Честно говоря, я не знаю, есть ли реальные взрослые, которые стоят за такими группами. Но, может быть, я просто плохо знаю этот вопрос…

Отмечу, что во все времена подросткам было интересно создавать тайные группы, с рискованными приключениями. «Тимур и его команда», «Общество мертвых поэтов», «Молодая гвардия» — это далеко не полный перечень литературных описаний таких групп. Конечно, можно сказать, что там подростками двигали «благие цели». Но я думаю, что в первую очередь ими двигало стремление к риску и запрету. Хотя, возможно, это не самые удачные примеры.

 — Если предположить, что в России на самом деле действуют некие персонажи, подталкивающие в соцсетях подростков к добровольному уходу из жизни, то зачем им это надо? Что ими движет?

— Повторюсь еще раз: я не уверена, что этим действием руководят взрослые. Единственная группа, с которой я лично имела дело, — ее точно создали сами подростки.

— А почему подростки могут быть заинтересованы в подобном риске? И, кстати, правда ли, что в подростковом возрасте у детей отсутствует страх и понимание смерти?

— Подростки ищут ярких сильных впечатлений. Впервые сталкиваются со страхом смерти. А один из способов совладения со страхом — пойти на него, как это ни странно.

Но вместе с тем подростки нуждаются в тех, кто их слышит и понимает. Кому интересны не только их оценки в школе и планы по поступлению в вуз. Им нужны люди, которые видят, что-то чувствуют и переживают. Подростки сталкиваются с противоречивым взрослым миром. И в этих группах они зачастую находят поддержку.

«Поймите поговорку «кто говорит о суициде, тот его не делает»

— А можно ли оградить ребенка от подобных «вирусных игр», не ограничивая доступ в Сеть?

— Вообще, я думаю, что интернет тут не при чем. Но уменьшение реальных, а не виртуальных контактов — одна из причин. Но я категорически против того, чтобы залезать в интернет, вскрывать аккаунты и лишать ребенка интернета. Они здесь умнее нас, лазейки найдут, а доверие родители потеряют.

 — Стоит ли вообще поднимать эту тему в разговоре с ребенком?

— На эту тему говорить нужно обязательно. Даже если подозрения в суициде нет. Огромное заблуждение родителей — если спрошу, подтолкну. Все работает как раз наоборот. Поймите поговорку «кто говорит о суициде, тот его не делает». Если подросток может выговориться, найти понимание, но не осуждение, если он узнает опыт родителей о переживаниях (а не о том, что в это время я уже деньги зарабатывал и человеком был), то, может быть, такие группы прекратят свое существование.

 — Как понять, что ребенок склонен к суициду или собирается это сделать?

— Понять, склонен ли ребенок к суициду, не всегда возможно. Но должно насторожить следующее: вскользь бросаемые фразы о смерти, изменившееся настроение в течение длительного времени, пропуски школы, постоянное нахождение в собственной комнате, уменьшение реальных контактов. Некоторые могут начать раздавать свои вещи, которыми раньше дорожили.

Думаю, тут можно сказать и о группах суицидных, и о харассменте (нанесение себе повреждений — подростки режут себе руки, ноги, это довольно часто бывает). Но харассмент — не всегда предвестник суицида.

 — Дарья, на ваш взгляд, почему в нашей стране столь стремительно растет число подростковых самоубийств?

— Статистики увеличения подростковых суицидов у меня нет, но то, что дети стали в целом более сложные, с большим количеством отклонений от нормы, психически более хрупкими — это несомненно. А общество в целом требует быть уверенными, делать карьеру, все успевать и при этом всегда быть на позитиве. Такой разрыв между социальной желательностью и реальностью подростков может вызвать сильные переживания и мысли о неуместности в таком обществе.

Лина САРИМОВА

 

Поделитесь с друзьями

Другие новости

0 Комментариев

Оставить Комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет виден участникам.

Контакты

Сетевое издание "Знамя труда. Альметьевск" зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (РОСКОМНАДЗОР)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 69878 от 29.05.2017 г.

О фактах коррупции сообщайте на e-mail: zt200772@mail.ru

Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям «ТАТМЕДИА». Учредитель СМИ: АО «ТАТМЕДИА»

Адрес редакции: 423450 Татарстан, г. Альметьевск, ул. Марджани, 82.

Телефон редакции: 8 (8553) 32-59-76

E-mail: zt200772@mail.ru

Главный редактор сетевого издания: Аль-Айюби Наиля Аглямовна

Режим работы: понедельник-пятница, с 8.00 до 17.00 Выходные: суббота, воскресенье

Частичное или полное воспроизведение материалов сетевого издания возможно только при наличии гиперссылки.

16+

Яндекс.Метрика

Региональная газета "Знамя Труда" © 2017.
При размещении материалов ссылка на сайт обязательна.Политика о персональных данных

Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"

Instagram
Twitter
Facebook
Facebook
SOCIALICON
SOCIALICON