В Альметьевском районе восстанавливают храм Святого Николая Чудотворца

Храм Святого Николая Чудотворца восстанавливают в Верхнем Акташе.

«В Верхнем Акташе восстанавливают церковь своими силами. Возможно ли написать о таком чуде и необходимости в спонсорстве? Накануне Рождества это было бы здорово», – такое сообщение получила я в конце прошлого года.

Документ, присланный мне в сообщении, гласил: «Однопрестольный каменный храм был построен в Верхнем Акташе (Мордовском Акташе) в 1880 году в честь святого Николая Чудотворца на средства прихожан. Средних размеров пятиглавый храм возведен в духе эклектики классического направления, в оформлении колокольни использованы мотивы византийского стиля. В настоящее время храм находится в плачевном состоянии и нуждается в реконструкции. На пожертвования прихожан начались восстановительные работы, но этих средств будет недостаточно».

Созвонившись с отцом Димитрием, настоятелем церкви Покрова Пресвятой Богородицы, что тоже в Верхнем Акташе, попросила рассказать его о храме подробнее. «А вы приезжайте! – ответил он. – Об истории храма целую газету можно написать».

Следующим утром я уже была в Верхнем Акташе.

– Вот здесь, на этом месте, где сейчас стоит новый храм, был дом священника, – начинает рассказ отец Димитрий. – Рядом с ним была конюшня, от нее остался фундамент 20 метров шириной и 40 метров длиной – представляете, какое подворье! Рядом с храмом стояла двухвековая липа – необъятная, дающая тень. Когда она цвела, вокруг распространялось такое благоухание. На Троицу мы украшали храм ее ветками, она стала свидетельницей всех событий. Здание приходской школы, которую строил батюшка Николай, осталось, а богадельню, конюшню, изгородь старого храма – все снесли, случилось это в 30-е годы прошлого столетия.

По словам отца Димитрия, храм построили очень быстро – за год, в 1871 году. Он был однопрестольный, потом пристроили еще два престола. И трапезная, и колокольня были построены позже. Старинный храм был освящен в 1880 году. На освящение приехал сам владыка Уфимский.

Первым настоятелем храма был отец Иван Боголюбов. Он начинал строительство, организовал приход. Вторым настоятелем стал отец Николай: он поднял приход до уровня центрального. К примеру, в храме висели иконы, которые были написаны не просто деревенскими людьми, а художниками. Так, «Архангел Михаил» написан в Елабужском женском монастыре в 1901 году, о чем сзади на иконе есть запись. Храм был расписан изнутри: на стенах были изображения святых, сюжеты из Евангелия, орнамент.

В те времена жители деревни не знали русского языка, и батюшка, будучи русским по национальности, выучил язык и служил на мордовском. И сегодня отец Димитрий ведет службу на мордовском языке. «Очень красивый язык!» – замечает он и рассказывает, что в Москве в Государственном историческом музее хранится букварь на мордовском языке, который выпустил житель Верхнего Акташа.

Храм отапливался воздушным путем – дымоход от печи проходил через полы и стены, то есть уже в те времена там были теплые полы – и был окружен каменной изгородью. Камни для нее возили на лошадях из Буты.

– Раньше редко где у храмов были каменные изгороди – чаще они были кованые или с элементами камня, потому что в те времена сделать кованую изгородь было дешевле. Это сколько надо было яиц, извести, камня, чтобы сложить изгородь! – восхищается мой собеседник и с грустью замечает:

– Все это растащили по дворам, а дьякона… Это единственный приход в районе, где священнослужителя арестовали во время службы. Матушка кинулась защищать его. Народ, напуганный, отошел к стенам. Дьякона, его жену, детей расстреляли тут же. Мало того, что расстреляли, тела родным не отдали. Ночью тела в мученической крови увезли на лошадях, положили в наспех сколоченные гробы, в страхе увезли в лес и там закопали. На сельском кладбище стоит большой камень над могилой, где похоронены семь человек, которые не давали этому свершиться. Там не только мужчины, но и женщины, дети. Настоятеля храма отца Николая расстреляли позже…

В советские годы в храме устроили зернохранилище. Но это было не самым страшным, наоборот, говорит отец Димитрий, «я рад, что там хранился хлеб – это святая святых». Самым печальным было то, что потом двери храма оставили открытыми всем ветрам, и началось варварство: жители спилили арочные растяжки, выкорчевали плиты, тесаные из белого камня, – из них потом выкладывали полы в сараях. Надгробные камни, а за храмом были похоронены люди, разобрали на фундамент, могилы сравняли с землей. Рамы из храма пошли на парники, двери разошлись на доски.

В Альметьевском районе восстанавливают храм Святого Николая Чудотворца

Иконы и крест из храма удалось спасти. Крест берегла с 50-х годов, пряча его сначала на чердаке своего дома, а потом в подполе, бабушка Олда – по-русски Авдотья. Позже в своем маленьком домишке она пропилила в полу отверстие, и крест стоял в уже в доме, пока его не передали в храм Русского Акташа.

– Спустя годы крест был возвращен на свое исконное место – в Мордовский Акташ. Я тогда только поступил учиться в Московский Свято-Тихоновский богословский университет, прислуживал в храме Русского Акташа и потому со слезами прощался с ним. Разлука оказалась недолгой: через два года я вернулся за ним сюда, – вспоминает отец Димитрий.

Помнят прихожане и блаженную матушку Евдокию. Она умерла в 2006 году в возрасте 90 с лишним лет и похоронена за храмом. Всю жизнь она проходила странницей, у нее не было паспорта, она никогда не держала денег в руках, была прозорливой и многое предсказала, говорит мой собеседник.

– Помню, в 2005 году было жаркое лето. В этом храме служили вечернюю, когда пришла туча и ее ветром погнало в сторону города. Матушка Евдокия выскочила с иконкой на улицу и воздала руки к небу. Потом зашла в церковь и прошептала: «Все, все…» Служба продолжилась, и на последних словах во время всенощного бдения грянул гром, сверкнула молния, пошел ливень. Туча вернулась и пролилась обильным ливнем, – рассказывает отец Димитрий.

В Альметьевском районе восстанавливают храм Святого Николая Чудотворца

Спрашиваю его, как пришла идея восстановить старый храм.

– Я каждый день прохожу мимо разрушающегося храма и душа моя плачет, – отвечает он. – На кладбище похоронена семья первого священника, его дочь бегала здесь, ее крестили в этом храме. В деревнях в те годы не разрешали строить храмы, и чтобы получить на это разрешение жители Верхнего Акташа отправили шесть подвод владыке в Уфимскую епархию. Представляете, шесть подвод, нагруженных добром – золотыми и серебряными украшениями, парчой, льном, маслом, мясом, творогом, яйцами, рыбой, отправились в Уфу. Гонцы вернулись радостные. Услышав добрую весть, люди несли корзинами яйца, выводили скот из дворов на продажу, все это отвезли и отвели на ярмарку, продали и на вырученные деньги начали строить храм. Потому один из пределов храма освятили в честь мучеников Фрола и Лавра – покровителей скотоводства.

К храму в те годы были приписаны Нолинка, Петровка, Красноармейка, говорит отец Димитрий. Это был большой храм для деревни, и тем не менее, по воспоминаниям старожилов, все не помещались в нем во время службы. Для школы и богадельни держались коровы и лошади. Школа сначала строилась как церковно-приходская, позже она стала общеобразовательной. В деревнях служили выпускники академий, университетов – люди образованнейшие.

– Отец Николай давал людям знания, направлял людей к свету. И мы сейчас возрождаем его традиции, – рассказывает священнослужитель. – Почему трапезу я считаю важным пунктом? В храме к священнику не каждый подойдет и задаст вопрос, а когда в трапезной мы сидим за одним столом и едим из одной кастрюли, мы все равны. Я люблю, когда мне задают философские вопросы – это для меня экзамен и возможность самому учиться, узнавать новое.

Бог даст, колокольню мы сами доделаем – поднимаем ее своими силами. И это уже хорошо. Алтарную часть тоже сами отремонтируем, соберем средства на профнастил, а вот центральную часть и трапезную часть храма надо как можно скорее закрыть. К сожалению, еще лет пять, и храм не будет подлежать восстановлению. На кровлю для центральной части храма необходимо 3 миллиона рублей, на трапезную часть – 1,5 миллиона. А когда будут крыша и окна, можно будет службу служить.

Отец Димитрий ждет и надеется, что отклик будет: найдутся добрые сердца и помогут возрождению храма. Ведь раньше люди всегда оставляли свое имя в истории: строили храмы, богадельни, больницы, дороги. Вот город Саратов, к примеру, в свое время построен был на деньги местных купцов, приводит пример настоятель храма. Один купец провел водопровод, второй построил церкви, третий дороги и больницы, четвертый помог Кремль из руин восстановить, организовал библиотеку, из своей библиотеки двести томов книг принес, поставил библиотекаря и платил ему зарплату.

– Есть такие слова святых отцов: враги могут прийти и забрать дом, богатство, жену, детей, твою жизнь, но добрые дела, которые ты совершил, не заберет никто. Я всегда говорю прихожанам: это пожертвование нужно не храму, а вам самим – этим вы оставите свое имя в истории. Хотите пожертвовать – привезите поддон кирпича, песок, цемент, мы рады каждой доске и каждому гвоздю. Все это останется нашим детям, внукам, истории, – уверен мой собеседник.

Интересуюсь у него, почему храм был построен в честь Николая Чудотворца? Он – помощник крестьян, сирых и обездоленных, рассказывает отец Димитрий. Вот и тропарь (краткое молитвенное песнопение в честь святого) Николаю Чудотворцу с просьбой о спасении. В России множество соборов, монастырей и церквей посвящено его святому имени. Нет, пожалуй, ни одного города без своего Никольского храма.

В Альметьевском районе восстанавливают храм Святого Николая Чудотворца

…Рассказывать о храме, истории села мой собеседник может долго. Жаль, что не записывает: такой информации будет рад любой краевед!

Сегодня в церкви Покрова Пресвятой Богородицы можно увидеть иконы со столетней историей – они из старого храма. В богадельне за счет пожертвований живут люди – традиции первых настоятелей храма Николая Чудотворца продолжаются. Есть в храме и свои чудеса, о которых батюшка с радостью рассказывает мне.

– Для чего мы восстанавливаем храм? Чтобы помнить историю, труды и молитвы первых двух отцов, чтобы их имя, начинание и слава процветали, чтобы время не забыло тех прихожан, которые приводили своих коров, лошадей, овец, освящали родник и ликовали, узнав, что в деревне будет строиться храм. Человек, который относится к жизни осмысленно, понимает, сколько в этом помещении было радости и горя. И радость пересиливает чувство горя, – говорит он и, прощаясь, замечает, что каждое доброе дело, сотворенное человеком, увеличивает силу добра вокруг.

Лилия СЕДЕЛЬНИКОВА

Фото автора

Пожертвования можно направить на следующий расчетный счет: 40703810800560000003 ООО «Татагропромбанк» г. Казани, корреспондентский счет 30101810000000000708 БИК 049205708.

Поделитесь с друзьями

Другие новости

0 Комментариев

Оставить Комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет виден участникам.

Контакты

Сетевое издание "Знамя труда. Альметьевск" зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (РОСКОМНАДЗОР)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 69878 от 29.05.2017 г.

О фактах коррупции сообщайте на e-mail: zt200772@mail.ru

Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям «ТАТМЕДИА». Учредитель СМИ: АО «ТАТМЕДИА»

Адрес редакции: 423450 Татарстан, г. Альметьевск, ул. Марджани, 82.

Телефон редакции: 8 (8553) 32-59-76

E-mail: zt200772@mail.ru

Главный редактор сетевого издания: Аль-Айюби Наиля Аглямовна

Режим работы: понедельник-пятница, с 8.00 до 17.00 Выходные: суббота, воскресенье

Частичное или полное воспроизведение материалов сетевого издания возможно только при наличии гиперссылки.

16+

Яндекс.Метрика

Региональная газета "Знамя Труда" © 2017.
При размещении материалов ссылка на сайт обязательна.Политика о персональных данных

Об утверждении Антикоррупционной политики АО "ТАТМЕДИА"

Instagram
Twitter
Facebook
Facebook
SOCIALICON
SOCIALICON